Ненадлежащее лечение, ошибочный диагноз, запоздалый диагноз, пропущенные переломы, забытые инородные тела и многое другое – примеры врачебной халатности

Получить в Израиле компенсацию вреда из-за ошибки врача (“рашланут рефуит”) – задача сложная.

Поручить такое дело можно только опытному профильному специалисту, который много лет занимается компенсационным правом и хорошо знает особенности системы. Адвокат-специалист должен прекрасно ориентироваться в медицине, в судебной практике, в процессуальном праве, уметь вести переговоры с ответчиками и страховыми компаниями, уметь производить правильную и взвешенную смету ущерба (реального и потенциального), разбираться в пенсионном праве, привлекать лучших и самых грамотных медэкспертов.

Но главное, медицинский адвокат должен уметь быстро и трезво оценивать ситуацию, читать медицинские документы, видеть перспективу и понимать целесообразность судебного процесса. А этими навыками обладают только очень опытные адвокаты, которые быстро могут дать пострадавшему приблизительный прогноз дела.

Еще важно понимать, что доказать халатность врача или медперсонала – далеко не всегда просто, но даже если вашему адвокату и удалось это сделать, на этом процесс не завершается. Истец должен еще доказать причинно-следственную связь между ошибкой врача и, собственно, причиненным человеку ущербом. А здесь нередко возникают такие факторы, как возраст, естественные процессы, заболевания, которые были у человека в прошлом и многое другое. К тому же врачей, больницы, медперсонал и их страховые компании всегда защищают очень опытные и грамотные адвокаты. Cправиться с таким оппонентом в состоянии только специалист.

Компенсация вреда и ошибка врача – почему именно мы?

В Израиле более 70 тысяч адвокатов обладают лицензией и имеют формальное разрешение практиковать право. Но адвокат адвокату рознь. Мы живем в веке специализации. В современном мире каждый адвокат выбирает определенную сферу работы и годами приобретает знания, практические навыки и драгоценный опыт.

Медицинская халатность (“рашланут рефуит”), компенсация вреда, иск о компенсации – абсолютно отдельная юридическая дисциплина и как следует занимаются этим сложным и ответственным делом только очень опытные и грамотные адвокаты.

От адвоката в таком сложном процессе зависит 70%-80% успеха. Слабый, малоопытный, несведущий или просто плохо организованный адвокат, который “ничего не успевает”, не сможет достойно противостоять прекрасно обученным и подготовленным адвокатам страховых компаний и больниц.

Хороший медицинский адвокат всегда начинает с оперативной, грамотной и честной оценки вашей ситуации. Способность грамотно оценить перспективу дела тем более важна в исках о компенсации вреда и медицинской халатности. Здесь опытный адвокат сможет очень быстро отсоветовать вам начинать судебный процесс, если в деле заведомо очень мало шансов, либо наоборот, если вам положена крупная компенсация вреда – быстро передать документы подходящему эксперту и получить предварительную оценку.

Опытный медицинский адвокат, у которого компенсация вреда – основная специализация, всегда начинает с оценки ваших шансов и уже на этом этапе часто привлекает лучшего эксперта. Опытный медицинский адвокат, если находит основания к иску, сразу расскажет вам о том, какой процесс вас ожидает, сколько времени он может длиться, какие в деле усматриваются сложности, на что можно рассчитывать, а на что не стоит, о каких приблизительно суммах может пойти речь, какие расходы (на экспертизу) вас ожидают и многое другое.

Авиталь Паз и Галия Тиран – адвокаты, с которыми мы уже 5 лет работаем в тандеме в исках о компенсации вреда и врачебной халатности. Авиталь и Галия практикуют возмещение вреда и компенсации по медицинской халатности около 30 лет. В первые годы в профессии Авиталь и Галия защищали страховые компании и больницы, и лишь набравшись необходимого опыта, открыли собственный офис.

Авиталь и Галия ведут десятки наших дел толково, честно, самоотверженно и грамотно. Они никогда не начинают дело, не усмотрев в нем хороших шансов (чему предшествует большая работа), а когда берутся и приступают к борьбе, занимаются делом столько, сколько оно этого требует. Обычно это бег на длинные дистанции, но все наши клиенты знают, что с нашей помощью получают максимальные компенсации. 

Запишитесь на консультацию

Компенсация вреда из-за ошибки врача: судебный процесс

Пострадавший от действий врача, хирурга, медперсонала, больницы начинает с поиска адвоката-специалиста, который много лет занимается не просто деликтным (компенсационным) правом, а специализируется на вопросах медицинской халатности.

Но процесс не начинается с иска. Еще до подачи искового заявления ваш адвокат должен проделать очень большую работу. Во-первых, нужно разобраться во всех обстоятельствах дела и решить, насколько целесообразен такой иск о компенсации в вашем случае.

Для этого необходимо собрать всю медицинскую документацию и как следует ее изучить. Но далеко не всегда больница, поликлиника, больничная касса и проч. охотно предоставляют такую информацию и нередко опытному адвокату приходится буквально выуживать и выбивать доказательства. Периодически приходится привлекать для этого суд.

Если адвокат и эксперт усматривают в деле перспективу, следующий шаг – подготовка обстоятельной и убедительной экспертизы.

После этого готовится иск о компенсации. Претензии на сумму до двух с половиной миллионов шекелей рассматриваются мировым судом, иски на большие суммы – окружным. Точные суммы не указываются в исковом заявлении: на этом этапе судебного процесса вред оценивается приблизительно.

Грамотный медицинский адвокат – специалист по врачебной халатности составляет иск о компенсации подробно и очень обстоятельно и опирается в своих доводах на документы, доказательства и заключение эксперта.

Затем страховая компания врача или больницы подает возражение на иск, которое опирается на заключения экспертов ответчиков. Если адвокат пациента правильно усмотрел в деле основания, между сторонами начинается сложный переговорный процесс. Если не удается договориться об адекватном компромиссе, начинается процесс допроса свидетелей и экспертов. И на этом этапе оппоненты всегда могут договориться о компромиссе. В итоге суд выносит решение.

Медицинская халатность: как суд определяет вред (ущерб) в исках из-за врачебных ошибок

Определение вреда и начисление компенсации пострадавшему в исках по факту врачебной ошибки – отдельная дисциплина. Медицинские адвокаты специалисты знают все категории и разделы исчисления вреда и умеют грамотно применять свои навыки в судебном процессе.

Если пациент умирает, главная форма ущерба – “сокращение продолжительности жизни” (קיצור תוחלת החיים). За этим следуют утрата трудоспособности (“овдан кошер авода”) и потеря доходов, моральный ущерб, оплата услуг по уходу (עזרת צד ג’), выплата содержания родственникам и др.

Если врачебная ошибка привела к смерти молодого человека или к утрате им трудоспособности, грамотный и опытный медицинский адвокат должен требовать не только возмещение вреда, который был причинен по факту, но и компенсацию того, что пациент мог бы заработать в будущем (с учетом способностей, навыков и успеваемости), если бы ему оказали надлежащее лечение.

Если от действий врача страдает ребенок, смета вреда должна опираться как минимум на среднестатистическую заработную плату. Ответчики должны также возместить пенсионные отчисления, которых не было и не будет из-за того, что пациент умер или навсегда утратил трудоспособность.

Если утративший трудоспособность пациент содержал семью, опытный адвокат должен также требовать компенсацию вреда за потерю кормильца.

Компенсация вреда: сколько стоит судебный процесс против врача?

Иск к врачу, медперсоналу или больнице из-за грубой ошибки – сложный процесс, который требует большой работы и порой немалых расходов на экспертизу.

Без тщательно подготовленного заключения эксперта иск о компенсации вообще не будет рассмотрен судом и оппонентам не потребуется даже подавать встречную экспертизу. Поэтому экспертиза требуется на самой ранней стадии судебного процесса – при подаче искового заявления.

Хороший эксперт не имеет права на ошибку при подготовке заключения. Адвокат и эксперт должны здесь внимательно изучить всю документацию и историю болезни пациента, истребовать недостающую информацию (нередко для этого приходится обращаться в суд) и – главное – предусмотреть доводы защиты, быть готовыми к любому “отводу” в сторону. Этот отрезок работы, пожалуй, самый главный в процессе против врачей по факту медицинской халатности.

Эксперт должен быть сведущим, компетентным, опытным и прекрасно теоретически подготовленным. Эксперт должен обладать опытом выступления в суде в процессах по факту врачебной халатности, поскольку далеко не каждый врач способен убедительно отстаивать свое заключение на перекрестном допросе. Когда адвокат находит такого эксперта – полдела уже сделано.

Но привлекаемые эксперты стоят немалых денег – и это строка расхода, о которой истец должен знать на самой начальной стадии судебного и досудебного процесса. 

Иск против врачей: как заставить больницу выдать важную медицинскую информацию?

Для того чтобы подготовить убедительный иск против врачей по факту медицинской халатности, адвокат и эксперт пациента должны располагать всей документацией, из которой можно сделать выводы о действиях медработников. Но эта важная информация очень неохотно предоставляется ответчиками – теми, кто прекрасно понимает, что документы могут помочь истцу отсудить крупную денежную компенсацию.

В судебном процессе особое значение придается документам и доказательствам, которые фиксируются в режиме реального времени, задолго до того, как потенциальные ответчики (врачи и больницы) понимают, что допустили грубую ошибку и будут за нее отвечать в суде.

Врачи не имеют права “корректировать” эти объективные документы постфактум с позиции ответчика и с учетом судебного процесса. Такое вмешательство в процесс – суть фальсификация документов, и является уголовно наказуемым деянием. Но опыт показывает, что ответчики, которые осознают свою вину и опасаются проиграть суд, иногда не стесняются в средствах и нередко вносят коррективы в отчеты и записи, удаляя важную информацию.

Когда информация искажается задним числом, нередко в системе остаются следы, и опытный эксперт может заметить фальсификацию. Если обман обнаружен, адвокат-специалист обязательно использует это в суде против ответчиков. В таких ситуациях суд может постановить, что бремя доказывания переносится с истца-пациента на ответчика-больницу из-за попытки последнего скрыть или уничтожить доказательства врачебной ошибки.

Неправильный диагноз (ошибка в диагностике заболевания)

Недосмотр либо грубая ошибка при диагностировании болезни порой приводят к очень тяжелым последствиям. Все обычно начинается с семейного врача. Если врач поставил неправильный диагноз, не придал должного значения вашим жалобам, не направил вас на обследование или дообследование, проигнорировал важные обстоятельства, не расспросил вас, наконец, как следует и в результате вовремя не выявил заболевания на той стадии, когда еще можно было с ним эффективно бороться, это бездействие или эти ошибочные действия – факты грубой врачебной халатности.

Семейный врач должен быть хорошим диагностом. Именно семейному врачу жалуются на боли, недомогание, на тревожные симптомы на ранних стадиях серьезных заболеваний. И терапевт должен обладать незаурядными теоретическими знаниями и практическими навыками, должен обладать профессиональной интуицией, должен уметь распознать болезнь, вовремя направить на обследование. Ведь ошибочный диагноз означает, что больной запустит болезнь, получит неправильное лечение, ослабит свой организм еще более.

Чтобы получить компенсацию за врачебную халатность, нужно тщательно подготовить исковое заявление и снабдить его заключением эксперта. Из заключения должно следовать, что врач или медперсонал действовал не так, как это предписывает протокол, и нарушил профессиональный стандарт.

Иск о возмещении вреда важно успеть подать в течение 7 лет, пока не наступила исковая давность. Исключение здесь составляют несовершеннолетние пациенты.

Запишитесь на консультацию

Врачебная халатность: иск против врачей из-за ошибочного диагноза

Ошибка врача при диагностике тяжелого заболевания может в прямом и переносном смысле дорогого стоить. Вовремя не обнаруженная серьезная болезнь развивается в организме и ставит под угрозу здоровье и жизнь больного. Существует целый корпус претензий и судебных решений в ситуациях, когда врачи, больницы, больничные кассы, персонал и проч. несут ответственность за причиненный здоровью и жизни больного вред по факту медицинской халатности.

В случае онкологических заболеваний, инфарктов, микроинсультов и др. время – фактор первостепенный, time is of the essence. Но для того чтобы доказать врачебную ошибку в суде и получить крупную денежную компенсацию, одного неправильного диагноза мало. Пострадавший или его семья должны доказать еще и, собственно, вред здоровью, который эта ошибка повлекла, и причинно-следственную связь между пропущенной болезнью или неправильно поставленным диагнозом и ущербом. А это нередко очень сложная задача, поскольку в процессе изучения всех обстоятельств в суде учитываются такие сложные факторы, как возраст больного, заболевания, которыми он страдал без какой-либо связи с ошибкой врача, перенесенные несчастные случаи, генетика и многое другое.

В процессе против больницы и врача истец должен доказать, что в сложившейся ситуации ответчик обязан был обратить внимание на явные признаки заболевания и “не имел права” их не заметить. Здесь суды внимательно изучают принятый профессиональный “стандарт”, нормы и решают, является ли поведение врача (чаще – бездействие) нарушением нормы.  Разумеется, доказать стандарт и отклонение от нормы можно только при помощи очень грамотного медицинского эксперта и опытного адвоката.

Но сначала нужно понять, насколько целесообразно в вашей ситуации начинать процесс против врача и больницы. Опытный адвокат начинает с оперативного изучения фактов и оценки перспективы судебного процесса. Нередко для этого привлекается хороший эксперт уже на самом начальном этапе. 

Врачебная ошибка в стоматологии       

В Израиле практически не регулируется сфера стоматологии. Без надлежащего государственного или ведомственного контроля зубные врачи работают в условиях полной безнаказанности, – и как следствие, очень часто причиняют пациентам вред. Врачебные ошибки в сфере стоматологии, – пожалуй, наиболее распространенные случаи медицинской халатности (“рашланут рефуит”).

Иски к зубным врачам характерны тем, что в такого рода судебных процессах часто не соблюдается симметрии между реальными расходами на ненадлежащее лечение и суммами присуждаемых компенсаций. Происходит это потому, что после доказанной врачебной ошибки пациенту почти всегда требуется комплексное, непростое и дорогое коррекционное лечение.

Самая распространенная форма медицинской халатности при лечении зубов – ошибка стоматолога в подборе правильного и оптимального лечения. Стоматология делится на целый ряд отдельных дисциплин, поэтому специализация здесь требует от врача очень серьезной теоретической и практической подготовки. Но поскольку эта сфера, напомним, очень плохо регулируется Минздравом, нечистые на руку врачи позволяют себе заниматься тем, в чем они очень слабо разбираются.

Несведущие пациенты нередко выбирают врача подешевле, и именно так попадают к неспециалистам, которые причиняют вред. Ошибочное лечение часто приводит к серьезным травмам, после которых не всегда удается полностью восстановиться, даже если впоследствии ситуацию пытается исправить хороший специалист.

Но доказать ошибку стоматолога и отсудить достойную денежную компенсацию – задача сложная и решить ее могут решить только очень опытные и грамотные адвокаты по медицинской халатности. Адвокат-специалист должен прекрасно разбираться в медицинских процессах, уметь оперативно ориентироваться в документах, быстро и точно оценивать шансы, постоянно работать с врачами специалистами, которые на самой ранней стадии могут оценить уровень лечения и перспективу судебного процесса.

Врачебные ошибки в процессе беременности

Подготовка к рождению  ребенка – сложный процесс. Будущая мать обязана следить как за собственным здоровьем и различными изменениями, которые происходят в ее организме, так и за развитием плода. Делается это в ходе регулярного наблюдения беременности при помощи периодических анализов и тестов: анализ крови для определения группы крови и резус-фактора, анализ на сахар, анализ мочи, ультразвук, тройной тест + ингибин, проверка околоплодных вод, два скрининга и прочая.

За ходом беременности следит ваш врач – акушер-гинеколог. Врач обязан сверять поступающие данные, замечать малейшие тревожные признаки аномалии, отклонения от нормы и вести мониторинг процесса. Нарушение протокола здесь может привести к рождению больного ребенка.

В таком случае у пострадавших детей и родителей есть основания к иску против врача, иску по факту врачебной ошибки, медицинской халатности (“рашланут рефуит”).

«Неправомерное рождение» – одна из форм юридической претензии к врачу и больнице, когда сопровождающий беременность гинеколог должен был на ранней стадии процесса выявить генетическое заболевание, синдром, проблемы со здоровьем, но не сделал этого, – что привело к рождению больного ребенка.

Невнимательность или безразличие в ходе мониторинга беременности, невыявление проблем или рисков, которые нужно было выявить, и, как следствие, лишение будущих родителей возможности

Врачебная халатность, которая привела к бесплодию

Пример кейса по факту медицинской халатности. Рут (имя изменено) страдала затруднением проходимости маточных труб и много лет не могла забеременеть. После успешной операции проблема была решена и вскоре она оказалась в положении.

Беременность проходила нормально, но из-за тазового предлежания (расположение плода в матке, при котором его тазовый конец предлежит ко входу в малый таз женщины) врачи приняли решение провести роды кесаревым сечением.

Кесарево сечение прошло без осложнений, ребенок родился здоровый и мать вскоре выписали из больницы. Но спустя несколько дней у Рут появилось обильное кровотечение и она обратилась к врачу. Женщину отправили на обследование в больницу и оказалось, что при проведении родов врачи не удалили всю плацентарную ткань. Пришлось провести экстренную операцию по выскабливанию цервикального канала.

Но «гинекологическая чистка» привела к бесплодию: процедура выскабливания вызвала внутриматочные спайки.

Рут обратилась в суд с требованием признать действия врачей, повлекшие бесплодие, медицинской халатностью, и суд удовлетворил претензию, обнаружив в деле две врачебные ошибки. Первый эпизод грубой медицинской халатности произошел, когда персонал не удалил при родах часть плацентарной ткани. Вторая ошибка была – собственно, выбор процедуры выскабливания полости матки. Оказалось, что в этом случае существовали куда менее опасные альтернативные меры, но врачи предпочли именно выскабливание.

Суд признал вину медперсонала и определил Рут компенсацию вреда почти в миллион шекелей. Половина этой суммы должна покрыть будущие расходы на суррогатное материнство.

Запишитесь на консультацию

Потеря зрения из-за ошибки врача

Еще один пример из нашей практики:

Алон с детства носил контактные линзы и много лет хотел от них избавиться. В 20 лет он решился на операцию и обратился в частную клинику. Там Алона выслушали, осмотрели роговицу и выбрали коррекционный курс, состоящий из двух операций.

Спустя несколько недель после первой Алону провели вторую операцию. Но действия врачей не только не помогли парню, а лишь усугубили ситуацию. После проведенных медицинских мероприятий молодой человек практически ослеп.

Алон обратился к нам и мы отправили его на обследование к эксперту, параллельно истребовав и изучив всю медицинскую документацию. Вскоре выяснилось, что Алон перенес операции, которые ему ни в коем случае нельзя было проводить. Дело в том, что у молодого человека была патология роговицы глаза, причем такая, что любое хирургическое вмешательство было сопряжено с реальным риском ослепнуть. Наш эксперт объяснил, что при такой патологии две операции на глаза, которые провели Алону, нужно рассматривать не просто как врачебную ошибку, а как преступную халатность.

После операций Алон видел очень плохо. Ему всю жизнь придется носить толстые контактные линзы и он не в состоянии сосредотачивать зрение более нескольких часов. “Коррекция” зрения привела к тому, что Алон стал инвалидом в молодом возрасте и навсегда утратил возможность приобрести хорошую специальность, которая требует нормального зрения.

Мы подали против врачей хорошо подготовленный иск и просили суд назначить компенсацию вреда, который клиника причинила Алону. Ответчики возражали при помощи экспертизы и утверждали, что все операции были полностью оправданы и отвечали профессиональным стандартам. Но судью доводы врачей не убедили и он намекнул сторонам процесса, что склоняется к позиции Алона.

Понимая с полуслова, адвокаты клиники пояснили своим клиентам, что дело нельзя доводить до судебного решения – и мы получили для Алона крупную компенсацию вреда в результате переговоров. Процесс длился около двух лет. 

Ошибки хирурга и медперсонала ценой в человеческую жизнь

87-летней Рут (имя изменено) поставили диагноз опухоли мозга. Врачи решили оперировать, не сделав предварительно МРТ и компьютерную томографию из-за того, что у Рут был кардиостимулятор.

Без скрининга, не зная точного расположения опухоли, хирург задел в ходе операции здоровую ткань и серьезно ее повредил. После операции, в палате реабилитации у Рут началось сильное кровоизлияние в мозг, которое вызвало отек мозга, но никто этого не заметил и женщине несколько часов не оказывали необходимую срочную помощь.

Когда персонал заметил кровоизлияние, было уже поздно: Рут впала в глубокую кому и уже из нее не вышла.

Cемья Рут подала в суд. Ответчики возразили на иск тем, что МРТ в такой ситуации сделать было невозможно. Но эксперт семьи доказал в заключении ошибку врачей. Оказывается, есть протокол МРТ-скриннинга, прописанный для сердечников с кардиостимулятором, и в данном случае не было оснований не следовать этому протоколу.

Эксперты больницы также не смогли оправдать действия персонала, который попросту не заметил кровоизлияния. Суд согласился с позицией истцов и отклонил доводы защиты, назначив компенсацию вреда в несколько миллионов шекелей.

Несколько ошибок хирурга и врачей, которые привели к смерти

Жительница Восточного Иерусалима пожаловалась ортопеду на боль в области поясницы. Врач направиль пациента в больницу, там ее тщательно обследовали и сделали гистологическое исследование ткани. Гистология не показала опухоли, но врачи посчитали, что у женщины злокачественное образование и решили ее срочно оперировать..

Хирург внедрил пациенту специальный межпозвоночный титановый фиксатор, но в процессе операции в организм занесли инфекцию. А вскоре оказалось, что и сам фиксатор был установлен плохо и не подходил.

Женщине пришлось ложиться на вторую операцию, но ничего не помогло и ходить она уже была не в состоянии. Через несколько дней сложная операция сказалась и вызвала остановку сердца, и пациент умерла.

Семья провела экспертизу всего комплекса процедур и медицинского вмешательства и эксперт посчитал, что врачи допустили грубую ошибку, когда решили оперировать женщину. Эксперт пояснил, что результаты гистологии не давали никаких объективных оснований для операции и в такой ситуации грамотный врач не должен был сразу решаться на операцию. Эксперт семьи посчитал, что и фиксатор в данном случае устанавливать нельзя было, поскольку слабый организм женщины не позволял этого.

Семья подала иск против врачей и больницы. Внимательно изучив материалы дела, суд отклонил позицию ответчиков и выводы их экспертов и согласился с аргументами семьи, присудив компенсацию около 500,000 шекелей.

Преступная халатность: больной в реанимации отключили аппарат ИВЛ, и она умерла

Случай из нашей практики:

Пенсионерка Орит была доставлена в больницу в тяжелом состоянии и помещена в отделение интенсивной терапии. Оказав первую помощь, врачи перевели пациентку в реанимацию и подключили к ИВЛ.

Орит пролежала в отделении 4 дня, но потом ее состояние резко ухудшилось. Больную ввели в кому, но она уже не пришла в себя и спустя несколько недель умерла.

Когда Орит оказалась в реанимации, она была немолодым и больным человеком, но опасность ее жизни не угрожала и никто из близких и предположить не мог, что Орит умрет в больнице. Поэтому семья умершей решила выяснить причину смерти и обратилась к нам.

Мы истребовали всю медицинскую документацию и восстановили мониторинг работы ИВЛ. Оказалось, что аппарат искусственной вентиляции был отключен по неизвестной причине почти 5 часов, и за это время Орит впала в кому.

Факт грубой врачебной ошибки был налицо, но в деле оказалось немало других препон. Чтобы получить компенсацию вреда из-за медицинской халатности (рашланут рефуит), пациент (или его семья) должен доказать не только нарушение общепринятого профессионального стандарта (собственно халатность, ошибку), но и причинно-следственную связь между ошибкой и вредом (смертью). Когда же речь идет о пожилом и больном человеке, которому потребовалась срочная госпитализация, ответчики всегда утверждают, что с таким здоровьем истец все равно долго не прожил бы – и суды не имеют права игнорировать этот довод.

И в нашем случае ответчики возражали именно так, но наша позиция все же преобладала и семья Орит получила крупную денежную компенсацию.

Адвокаты Артур Блаер и Авиталь Паз

Видео по теме:

Пострадали от врача? В каких случаях стоит обратиться к адвокату

Врачебная халатность: с чего начинаем?

 

Рамат-Ган: ул. Абба Илель Сильвер 12, здание “Сассон Хуги”, 9-й этаж‏
тел.: 03-7506474, 054-6469080‏‏
email: arthur@i-lawyer.co.il‏

Сайт разработан в mango-web.co.il
Размер шрифта